Республика Татарстан Центр инноваций в социальной сфере Ресурсный центр поддержки со нко


Ничего сверхъестественного: как маленькая уральская компания помогает детям-инвалидам со всей страны

Ничего сверхъестественного: как маленькая уральская компания помогает детям-инвалидам со всей страны 

Директор уральского научно-производственного предприятия "Детская Восстановительная Медицина" Евгений Крупин уверяет, что никакой магии в истории его предприятия нет. Просто был крошечный цех, а стало производство, выпускающее технические средства реабилитации (ТСР) для детей с ограниченными возможностями. Причем таких производств всего два с половиной на всю Россию.

Из сказки в кредиты 

Конечно, это не магия, но, видимо, тогда сложился такой вакуум, такая нехватка этих средств, что сама судьба отвела Евгения Крупина в эту нишу, шепнула тихонько название торговой марки "Я Могу!", детской рукой нарисовала ее логотип и сделала так, что впору верить в волшебную палочку.

В 2011 году Евгений Крупин с товарищами занимались торговлей в сфере медицинского оборудования. И было у них небольшое производственное помещение в 140 кв. метров (сейчас для сравнения – 3000 кв. метров). Однажды кто-то произнес слова "средства реабилитации", "огромный рынок" и "давай попробуем". Как раз тогда появилось Агентство стратегических инициатив, и проект детских ТСР сразу попал в десятку лучших рейтинга АСИ.

"И тут в Екатеринбург приезжает не кто-нибудь, а Владимир Путин, которому АСИ презентовало наш проект, и он ему понравился. Потом был "Иннопром", презентации, выступления, встречи, слова поддержки – и в результате на самом высоком уровне мы пообещали открыть производство средств реабилитации для детей-инвалидов. Казалось бы, успех неизбежен", – вспоминает Евгений Крупин.

Однако бизнес по-русски мало похож на добрую сказку.

"На открытие производства надо было 70 млн рублей, а было всего 4 млн. Банкиры говорили: "молодцы", "классное дело", желали удачи, но денег не давали. В какой-то момент учредители как физические лица набрали кредитов почти на 15 миллионов рублей. Только недавно расплатились", – рассказывает Евгений Львович.

 

Ничего сверхъестественного: как маленькая уральская компания помогает детям-инвалидам со всей страны, изображение №1

 

Как в Европе, но дешевле 

Первые три года компания выживала. Львиная доля закупок ТСР шла через государство, а оно не покупало продукцию екатеринбургской компании – для этого нужно было попасть в специальный реестр средств реабилитации.

Проблема с реестром стояла настолько остро, что обсуждалась даже в Совете Федерации. И только после этого, изделия уральской компании попали в вожделенный перечень. Столь необходимые детям средства реабилитации стали массово закупать с 2014 года.

"Наше отличие в том, что мы не стали копировать российских конкурентов, мы стали изучать и пытаться повторять наработки европейских компаний, но делаем их по доступной цене", – говорит глава компании.

В 2017 году компания "Детская Восстановительная Медицина" стала лауреатом конкурса "Социальный предприниматель" Фонда "Наше будущее". Это позволило модернизировать оборудование, не меняя при этом цен на продукцию. Наши производители уже сегодня могут делать не хуже, а лучше европейских аналогов.

 

 

Кисточки, котики и мечты

В 2018 году фея махнула волшебной палочкой на предприятии в очередной раз – компания Евгения Крупина организовала и полностью профинансировала новый проект: "Первый всероссийский конкурс рисунков для детей с ограниченными возможностями".

"Мы работаем с родителями и специалистами, мы знаем, как важна для реабилитации ребенка вера в себя, как ценен каждый маленький успех, каким трудом он порой дается. Объявляя этот конкурс, мы хотели поддержать детей с ограниченными возможностями. Привлечь внимание общества к тому, что дети с ОВЗ не только нуждаются в поддержке и помощи общества, но являются самостоятельными личностями, имеющими свой взгляд на мир и способными выразить его через творчество", – поясняет Евгений Крупин.

Но никто не ожидал, что рисунков будет настолько много. Конкурс объявили в марте, к сентябрю было подано всего 60 работ, и вдруг за считанные недели пришла еще 1000 рисунков. За каждым – своя судьба, история, мечты… Родители детей-инвалидов просили повторить конкурс, и в 2019 году на второй конкурс «Я Могу! Я рисую!» поступило уже 3250 работ! Для их обработки пришлось привлечь дополнительных сотрудников, а потом и волонтерскую организацию, создать жюри, в которое вошли депутаты Госдумы, общественные деятели и известные художники.

А знаете, как рисуют дети с ограниченными возможностями?

"К нам приходили работы, которые дети рисовали, держа кисточку во рту или зажав ее пальцами ног. А были рисунки совсем незрячих детей. Многие были посвящены морю. Они не видели его, но воплотили мечту в рисунке. Много было изображений солнечной осени и… котиков", – вспоминает Евгений Львович.

Кроме традиционных техник – карандашей и красок, – юные художники использовали ватные палочки, воздушные шарики, мыльные пузыри, пластилин, было даже панно из макарон и соленого теста. Каждый ребенок безгранично талантлив!

"Я так мечтаю и надеюсь, чтобы в обществе поменялось отношение к людям-инвалидам. Если на Западе считают, что нет абсолютно здоровых людей – у кого-то больные почки, у кого-то плохое зрение, а у кого-то ДЦП, – то у нас в них видят особенных людей, поэтому и относятся к ним не плохо, нет, но как к иным. Но мы все люди и в равной мере заслуживаем помощи и реабилитации, близорукость у тебя или ДЦП. Просто государство и мы, производители, должны работать и давать средства реабилитации в полной мере тем и другим", – рассуждает спикер.

Помощь здесь и сейчас

9 лет назад предприятие начиналось с группки энтузиастов, сейчас тут трудится больше пятидесяти человек. Очень важно, что команда, начинавшая бизнес, сохранилась в полном составе. Они занимаются разработкой и производством средств реабилитации для детей-инвалидов и поставляют это оборудование в 62 региона России. В ассортименте компании – 40 наименований продукции. За все время работы более 15 тыс. детей получили возможность реабилитации при помощи "ДВМ".

Думаете это много? По словам Крупина, сейчас рынок технических средств реабилитации для детей-инвалидов освоен всего на 40–50%. Только представьте себе, это значит, 60% нуждающихся либо не получают ТСР, либо получают те, что им не подходят.

 

Ничего сверхъестественного: как маленькая уральская компания помогает детям-инвалидам со всей страны, изображение №3

 

Средства реабилитации требуются огромному количеству детей, и получить их не так просто. Плюс возрастает потребность в индивидуальных и узкоспециализированных технических средствах реабилитации. И их получить еще сложнее. Необходимо, чтобы изменилась система обеспечения ТСР. Сейчас она работает так, чтобы дать ТСР как можно большему количеству нуждающихся по самой минимальной цене. Разработаны и существуют инновационные протезы и экзоскелеты и другие наукоемкие средства реабилитации, но все эти новинки доступны лишь единицам.

Это очень трудный психологически бизнес – делать технические средства реабилитации для детей, которым необходима помощь и которым ты не всегда можешь помочь.

"Я ведь в прошлом доктор, был даже главврачом, и знаю одну простую вещь: ты должен помогать тем, кому можешь помочь здесь и сейчас, но делать для этого все возможное. Я считаю, что сделал еще не все, еще очень многое нужно сделать", – говорит Евгений Львович.

Фото предоставлено НПП "Детская Восстановительная Медицина"

Автор: Наталия Гладкая